Франсуа Ларошфуко. Французский писатель-моралист

Франсуа VI де Ларошфуко (1613-1680) – французский писатель, мемуарист и автор сочинений философско-моралистического характера. Принадлежал к южнофранцузскому роду Ларошфуко. Деятель войн Фронды.

При жизни отца (до 1650) носил титул учтивости принц де Марсийак. Правнук того Франсуа де Ларошфуко, который был убит в ночь святого Варфоломея.

fransua-de-laroshfuko

Результатом жизненного опыта Ларошфуко стали «Максимы» – уникальный сборник афоризмов, составляющих цельный кодекс житейской философии. Максимы были любимой книгой многих выдающихся людей, включая Льва Толстого.

В биографии Ларошфуко есть множество интересных фактов, о которых мы расскажем в данной статье.

Итак, перед вам краткая биография Франсуа де Ларошфуко.

Участие в войнах и ссылка

Когда мужчине было около 30 лет ему доверили пост губернатора провинции Пуату. В период биографии 1648-1653 гг. Ларошфуко участвовал в движении Фронды – ряде антиправительственных смут во Франции, фактически представлявших собой гражданскую войну.

В середине 1652 г. Франсуа, сражаясь против королевской армии, был ранен выстрелом в лицо и едва не ослеп. После вступления Людовика XIV в мятежный Париж и сокрушительного фиаско Фронды, писателя сослали в Ангумуа.

fransua-de-laroshfuko-1

Во время нахождения в ссылке, Ларошфуко смог поправить свое здоровье. Там он занимался ведением хозяйства, а также активной писательской деятельностью. Интересен факт, что именно в тот период биографии он создал свои знаменитые «Мемуары».

В конце 1650-х годов Франсуа был полностью помилован, что позволило ему вернуться обратно в Париж. В столице его дела начали налаживаться. В скором времени монарх назначил философу большую пенсию, а его сыновьям доверил высокие должности.

В 1659 г. Ларошфуко представил свой литературный автопортрет, в котором описал главные качества. Он говорил о себе, как о меланхоличном человеке, который крайне редко смеется и часто находиться в глубокой задумчивости.

Также Франсуа де Ларошфуко отмечал, что он обладал умом. При этом он не был о себе высокого мнения, а лишь констатировал факт своей биографии.

Литературное наследие

Максимы

Результатом жизненного опыта Ларошфуко явились его «Максимы» (Maximes) — сборник афоризмов, составляющих цельный кодекс житейской философии. Первое издание «Максим» вышло анонимно в 1665 году. Пять изданий, каждое последующее из которых дополнялось автором, появились ещё при жизни Ларошфуко. Ларошфуко крайне пессимистически смотрит на природу человека. Основной афоризм Ларошфуко: «Наши добродетели — это чаще всего искусно переряженные пороки». В основе всех человеческих поступков он усматривает самолюбие, тщеславие и преследование личных интересов. Изображая эти пороки и рисуя портреты честолюбцев и эгоистов, Ларошфуко имеет в виду преимущественно людей своего круга. Общий тон его афоризмов — крайне ядовитый. Особенно характерны его жестокие определения, острые и циничные; например: «Все мы обладаем достаточной долей христианского терпения, чтобы переносить страдания других людей». Литературное значение «Максим» считается существенным в историографии французской литературы.

Мемуары

Другим важным трудом Ларошфуко явились его «Мемуары» (Mémoires sur la régence d’Anne d’Autriche), первое издание — 1662 года. Они считаются ценным источником сведений о временах Фронды. В них Ларошфуко подробно описывает политические и военные события, о себе он говорит в третьем лице.

Историю о подвесках королевы Анны Австрийской, лёгшую в основу романа «Три мушкетера», Александр Дюма взял из «Мемуаров» Франсуа де Ларошфуко. В романе «Двадцать лет спустя» Ларошфуко выведен под своим прежним титулом — принц де Марсийак, как человек, пытающийся убить Арамиса, также пользующегося благосклонностью герцогини де Лонгвиль. Согласно Дюма, даже отцом ребёнка герцогини был не Ларошфуко (как настойчиво утверждали слухи того времени), а именно Арамис (вымышленный персонаж, не имевший прототипа).

Замок Вертей в Вертей-сюр-Шарант. Здесь Ларошфуко жил, находясь в провинцииЗамок Вертей в Вертей-сюр-Шарант. Здесь Ларошфуко жил, находясь в провинции

Семья и дети

Фамильный замок Ларошфуко (Шаранта)Фамильный замок Ларошфуко (Шаранта)

  • Родители: Франсуа V (1588—1650), герцог де Ларошфуко и Габриелла дю Плесси-Лианкур (ум. 1672).
  • Жена: (с 20 января 1628, Миребо) Андре де Вивонн (ум. 1670), дочь Андре де Вивонн, сеньора де ла Беродье и Марии Антуанетты де Ломени. Имели 8 детей:
  • Франсуа VII (1634—1714), герцог де Ларошфуко
  • Шарль (1635—1691), рыцарь Мальтийского ордена
  • Мари Катрин (1637—1711), известна как Мадмуазель де Ларошфуко.
  • Генриетта (1638—1721), известна как Мадмуазель де Марсийак.
  • Франсуаза (1641—1708), известна как Мадмуазель д’Анвиль
  • Анри Ахилл (1642—1698), аббат де Ла Шез-Дье
  • Жан Батист (1646—1672), известен как Шевалье де Марсийак
  • Александр (1665—1721), известен как Аббат де Вертейль
  • Внебрачная связь: Анна Женевьева де Бурбон-Конде (1619—1679), герцогиня де Лонгвиль, имели сына:
  • Шарль Парис де Лонгвиль (1649—1672), герцог де Лонгвиль, был одним из кандидатов на польский престол

Читайте также : Франсуа VI де Ларошфуко — цитаты, афоризмы, высказывания

: ПисателиМоралистыФилософы : Французские писателиФранцузские философыФранцузские моралистыФранцузыФранцузские писатели XVII векаФранцузские моралисты XVII векаФранцузские философы XVII векаПисатели XVII векаМоралисты XVII векаФилософы XVII векаXVII век

Франсуа де Ларошфуко цитаты

* В обществе мы часто имеем успех благодаря нашим недостаткам, а не нашим достоинствам.

* В характере человека больше изъянов, чем в его уме. Вернейший способ быть обманутым — это считать себя хитрее других.

* Восхвалять Государей за достоинства, которыми они не обладают, значит безнаказанно наносить им оскорбление.

* Все добродетели теряются в расчете, как реки в море.

* Все жалуются на свою память, но никто не жалуется на свой разум.

* Все, что перестает удаваться, перестает и привлекать.

* Даже самые разумные люди разумны лишь в несущественном; в делах значительных разум обычно им изменяет.

* Если судить о любви по обычным ее проявлениям, то она больше похожа на вражду, чем на дружбу.

* Есть люди, которым на роду написано быть глупцами: они делают глупости не только по собственному желанию, но и по воле судьбы.

* Желание вызвать жалость или восхищение — вот что нередко составляет основу нашей откровенности.

* Изысканность ума сказывается в умении тонко льстить.

* Иные люди похожи на песенки: они быстро выходят из моды.

* Истинное красноречие — это умение сказать все, что нужно, и не больше, чем нужно.

* К старости недостатки ума становятся все заметнее, как и недостатки внешности.

* Как бы ни был проницателен человек, ему не постигнуть всего зла, которое он творит.

* Как бы ни кичились люди величием своих деяний, последние часто бывают следствием не великих замыслов, а простой случайности.

* Как мы можем требовать, чтобы кто-то сохранил нашу тайну, если мы сами не можем ее сохранить?

* Каким бы тяжелым позором мы себя ни покрыли, у нас почти всегда остается возможность восстановить свое доброе имя.

* Когда великие люди наконец сгибаются под тяжестью длительных невзгод, они этим показывают, что прежде их поддерживала не столько сила духа, сколько сила честолюбия, и что герои отличаются от обыкновенных людей только большим тщеславием.

* Короли чеканят людей, как монету: они назначают им цену, какую заблагорассудится, и все вынуждены принимать этих людей не по их истинной стоимости, а по назначенному курсу.

* Крушение всех надежд человека приятно и его друзьям, и недругам.

* Кто слишком усерден в малом, тот обычно становится неспособным к великому.

* Любовь одна, но подделок под нее тысячи.

* Люди делают добро часто лишь для того, чтобы обрести возможность безнаказанно творить зло.

* Люди не могли бы жить в обществе, если бы не водили друг друга за нос.

* Люди редко бывают довольны теми, кто от их имени вступает в деловые переговоры, так как посредники, стараясь стяжать себе добрую славу, почти всегда жертвуют интересами своих друзей ради успеха самих переговоров.

* Людские ссоры не длились бы так долго, если бы вся вина была на одной стороне.

* Милосердие сильных мира сего чаще всего лишь хитрая политика, цель которой — завоевать любовь народа.

* Миром правит судьба и прихоть.

* Мудрость для души то же, что здоровье для тела.

* Мы все имеем достаточно силы, чтобы переносить чужое несчастье.

* Мы легко забываем свои ошибки, когда они известны лишь нам одним.

* Мы любим больше сам факт дарения, чем тех, кому мы дарим.

* Мы не можем вторично полюбить тех, кого однажды действительно разлюбили.

* Мы редко до конца понимаем, чего в действительности хотим.

* Мы скорее пожертвуем своим состоянием, чем поступимся своим мнением.

* На каждого человека, как и на каждый поступок, следует смотреть с определенного расстояния. Иных можно понять, рассматривая их вблизи, другие же становятся понятными только издали.

* Нам легче управлять людьми, чем помешать им управлять нами.

* Не доброта, а гордость обычно побуждает нас читать наставления людям, совершившим проступки; мы укоряем их не столько для того, чтобы исправить, сколько для того, чтобы убедить в нашей собственной непогрешимости.

* Не может долго нравиться тот, кто умен всегда на один лад.

* Не так благотворна истина, как зловредна ее видимость.

* Нет вернее средства разжечь в другом страсть, чем самому хранить холод.

* Нет ничего глупее желания всегда быть умнее всех.

* Ни на солнце, ни на смерть нельзя смотреть в упор.

* Нужно иметь большой ум, чтобы уметь не показывать своего умственного превосходства.

* Одна из причин того, что умные и приятные собеседники так редки, заключается в обыкновении большинства людей отвечать не на чужие суждения, а на собственные мысли.

* Очарование новизны в любви подобно цветению фруктовых деревьев: оно быстро тускнеет и больше никогда не возвращается.

* Поистине ловок тот, кто умеет скрывать свою ловкость.

* Пороки входят в состав добродетелей, как яды входят в состав лекарств.

* Порою из дурных качеств складываются великие таланты.

* Почти все люди охотно расплачиваются за мелкие одолжения, большинство бывает признательно за немаловажные, но почти никто не испытывает благодарности за крупные.

* Предательства совершаются чаще всего не по обдуманному намерению, а по слабости характера.

* Презрение философов к богатству было вызвано их сокровенным желанием отомстить несправедливой судьбе за то, что она не наградила их по достоинству жизненными благами; оно было тайным средством, спасающим от унижений бедности, и окольным путем к почету, обычно доставляемому богатством.

* Причинять людям зло большей частью не так опасно, как делать им слишком много добра. Проявить мудрость в чужих делах куда легче, нежели в своих собственных.

* Радости и несчастья, которые мы испытываем, зависят не от размеров случившегося, а от нашей чувствительности.

* Себялюбие наше таково, что его не перещеголяет никакой льстец.

* Сильно мешает быть умным усердное стремление выказываться таким.

* Слава великих людей всегда должна измеряться способами, какими она была достигнута.

* Страсти — это единственные ораторы, доводы которых всегда убедительны.

* Судьбу считают слепой главным образом те, кому она не дарует удачи.

* Суждения наших врагов о нас ближе к истине, чем наши собственные.

* Только у великих людей бывают великие пороки.

* Тот, кого разлюбили, обычно сам виноват, что вовремя этого не заметил.

* Тот, кто думает, что может обойтись без других, сильно ошибается; но тот, кто думает, что другие не могут обойтись без него, ошибается еще сильнее.

* Трудно дать определение любви; о ней можно лишь сказать, что для души это жажда властвовать, для ума — внутреннее сродство, а для тела — скрытое и утонченное желание обладать, после многих околичностей, тем, что любишь.

* У большинства людей любовь к справедливости — это просто боязнь подвергнуться несправедливости.

* У людских достоинств, как и у плодов, есть своя пора.

* Увы, нам дают советы, но только не дают разума ими пользоваться.

* Удивление намечает предел наших познаний и доказывает часто не столько совершенство вещей, сколько несовершенства нашего ума.

* Уклонение от похвалы — это просьба повторить ее.

* Ум и сердце человека, так же как и его речь, хранят отпечаток страны, в которой он родился.

* Ум служит нам порою для того, чтобы смело делать глупости.

* Философия торжествует над горестями прошлого и будущего, но горести настоящего торжествуют над философией.

* Человек никогда не бывает так несчастен, как ему кажется, или так счастлив, как ему хочется.

>> Франсуа де Ларошфуко цитаты…

Аддисон Джозеф
Бальтасар Грасиан
Дефо Даниель
Кальдерон
Корнель Пьер
Жан де Лабрюйер
Франсуа де Ларошфуко
Жан де Лафонтен
Готфрид Вильгельм Лейбниц
Локк Джон
Мольер
Монтескье Шарль Луи
Ньютон Исаак
Блез Паскаль
Пенн Уильям
Поп Александр
Расин Жан
Петр Великий
Джонатан Свифт
Бенедикт Спиноза
Шефтсбери Антони Эшли Купер

Все цитаты: ХVII века нашей эры >> Читать

Arzamas + Издательство Яндекса. Просветительский проект: ▶ Смотреть Arzamas

Предложения партнеров

Литература

Первой крупной работой писателя стали «Мемуары», которые по словам автора предназначались только для близкого круга людей, а не для общественности. Данный труд представляет собой ценный источник, касающийся периода Фронды.

В «Мемуарах» Ларошфуко мастерски описал ряд политических и военных событий, стремясь при этом быть объективным. Интересен факт, что он даже хвалил некоторые действия кардинала Ришелье.

Тем не менее, мировую известность Франсуа де Ларошфуко принесли его «Максимы», или говоря простыми словами афоризмы, в которых отражалась практическая мудрость. Первое издание сборника вышло в печать без ведома литератора в 1664 г. и содержало 188 афоризмов.

fransua-de-laroshfuko-2

Годом спустя было опубликовано первое авторское издание «Максим», состоящее уже из 317 изречений. При жизни Ларошфуко вышло еще 4 сборника, последний из которых содержал в себе свыше 500 максим.

Мужчина очень скептически расценивает природу человека. Его главный афоризм: «Наши добродетели – это чаще всего искусно переряженные пороки».

Стоит заметить, что в основе всех человеческих действий Франсуа усматривал себялюбие и преследование корыстных целей. В своих высказываниях он в прямой и ядовитой форме изображал пороки людей, нередко прибегая к цинизму.

Свои идеи Ларошфуко прекрасно выразил в следующем афоризме: «Все мы обладаем достаточной долей христианского терпения, чтобы переносить страдания других людей».

Любопытно, что на русском языке «Максимы» француза появились только в 18 веке, при этом их текст не был полным. В 1908 г. сборники Ларошфуко были опубликованы благодаря усилиям Льва Толстого. К слову, философ Фридрих Ницше высоко отзывался о творчестве литератора, находясь под влиянием не только его этики, но и его стиля написания.


Поделитесь в соц.сетях:

Оцените статью:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий