Трагедия Дмитрия Виноградова: Как друг Ломоносова создал русский фарфор и поплатился за это жизнью

Фарфор Виноградова

Если слава немецкого арканиста Иоганна Бёттгера распространилась повсеместно, о его коллеге – учёном Дмитрии Виноградове знают единицы. Википедия называет его «отцом русского фарфора», человеком, благодаря которому был основан и смог создавать свои тончайшие белоснежные шедевры легендарный ИФЗ. Жизнь Виноградова окутана тайной. До сих пор неизвестно, почему гений, отдавший всего себя фарфоровому производству, в конце жизни был посажен на цепь и скончался в 38 лет от загадочной болезни.

Как зарождался русский «порцелин»

В 1710 году открылась первая в Европе фарфоровая фабрика Мейсена. Тончайшей работы статуэтки, вазы и сервизы полюбились многим правителям того времени, в том числе и российской императрице Елизавете Петровне. Она стала коллекционировать мейсенский фарфор после подарка саксонского курфюста Августа Сильного – изящного набора для кофе и шоколада в стиле шинуазри.

Дмитрий Виноградов

Клейма Виноградова

Как только фарфоровый завод начал выпускать первую удовлетворительную продукцию, на изделиях появились клейма. В первых клеймах ставили букву W, обозначающую первую букву фамилии Виноградова, и указывали год изготовления.

Клеймо ставили до нанесения глазури синей краской. Поскольку никаких стандартов относительно размера, наклона, формы букв и цифр в то время просто не существовало, клейма отличались по технике исполнения и зависели от почерка и настроения мастера.

vinogradov-15.jpg

Кроме года изготовления в клеймах указывали и конкретную дату или номер рецептуры фарфоровой массы.

Также на дошедших до нашего времени изделиях встречается золотое рельефное клеймо, в котором кроме года изготовления и буквы W встречается сокращение «С.П.Б.», обозначающее Санкт-Петербург, то есть место производства данного изделия.

Личное клеймо

С 1749 года, когда Виноградов начал производить фарфор нужного качества, собственноручно изготовленные образцы он помечал личным клеймом – буквой «W» и датой, которые наносились синей подглазурной краской.

Фарфор Виноградова - клеймо

Для раннего производства фарфора в России характерна некоторая путаница в маркировке. Малоизвестные мастера использовали клейма «с именем», чтобы придать вес своей продукции. Виноградовские изделия настолько малочисленны, что не могут находиться в частных коллекциях, поэтому любые попытки продажи являются фальсификацией.

Пророк в своем отечестве

Поисками знающего иностранца для организации фарфорового производства в России занимались еще при Петре I, но дело не двигалось с места. Интерес отца к «посуде королей» разделяла и Елизавета Петровна, взошедшая на престол в 1741 году.

Луи Каравак. Портрет императрицы Елизаветы Петровны. 1750 год

Два года спустя с ее соизволения был заключен договор с жившим в Стокгольме немцем Христофом Конрадом Гунгером, который рекомендовал себя как мастера фарфора. Он рассказывал, что какое-то время жил в Дрездене, дружил с основателем Мейсенской мануфактуры Беттгером и был посвящен в тайну состава фарфора.

По договору немец должен был «учредить в Санкт-Петербурге мануфактуру для делания голландской посуды, також и чистого фарфора, так, как оный в Саксонии делается». За это Гунгер выговорил себе роскошные условия — покрытие всех его долгов в Швеции, которые в пересчете на рубли составляли около двух тысяч, еще тысячу рублей ежегодного жалования, квартиру с отоплением и освещением, проезд с семьей до Петербурга за казенный счет и чин директора фарфоровой фабрики. Вывозили его из Швеции скрытно, на военных галерах, как обладателя тайного знания — арканиста, как тогда называли таких людей.

Устройство и надзор над заложенной в конце 1744 года под Петербургом Невской порцелиновой, то есть фарфоровой, мануфактурой императрица поручила управляющему Кабинета Ее Императорского Величества барону Ивану Черкасову. Он-то и приставил к Гунгеру новоиспеченного бергмейстера Виноградова, чтобы тот, с одной стороны, присматривал за иностранцем, с другой — выведал его секрет.

Однако выведывать было нечего: Гунгер оказался шарлатаном. Больше трех лет он потратил на безрезультатные опыты, испортив отношения с Виноградовым и Черкасовым. В конце концов уставший от пустых обещаний барон уволил иностранца и поставил во главе мануфактуры русского специалиста.

Период деятельности Невской мануфактуры с 1747 по 1758 год называют виноградовским. В отличие от Гунгера, ее новый глава экспериментировал не наугад, а осознанно менял пропорции используемых материалов и режимы обжига, все результаты анализировал и шифром заносил в специальный журнал, как того требовал Черкасов. Используя гжельские белые глины, олонецкий кварц и казанский алебастр, Виноградов получил пригодный для изготовления фарфора состав.

Первые сделанные им предметы были небольшими из-за размеров горна для обжига, имевшегося на мануфактуре. Ассортимент ранних изделий включал в себя фарфоровые пуговицы, набалдашники для тростей, курительные трубки, колокольчики. Большим спросом пользовались табакерки разнообразных форм, которые Черкасов преподносил императрице, а та дарила их особо приближенным.

Одним из первых был сделан ставок, который сегодня хранится в кусковской коллекции. На основании конфетницы вместе с монограммой Виноградова в виде латинской буквы W нанесен и год ее изготовления — 1748.

Более крупные предметы начали выпускать с 1756 года, когда по проекту Виноградова был построен новый горн. Благодаря ему был создан первый большой фарфоровый ансамбль — столовый и десертный сервиз для Елизаветы Петровны, получивший название «Собственный». Часть предметов из сервиза императрицы также хранится в Кускове.

Нутрь из раковин витых. Как был построен и украшен «Грот» в КусковеОстанкино, Кусково и Люблино. Изучаем театральное прошлое трех московских усадеб


Поделитесь в соц.сетях:

Оцените статью:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий